Шишкин Иван Иванович

Шишкин Иван Иванович - разговоры

  Самооборона и выживание Безопасность в горах - нарушение обета молчания...
На сайте http://www.mountain.ru/ случайно наткнулась на просто шокирующие статьи . Они написаны очевидцами приведенных событий. Не знаю, насколько небезопасно /не в техническом отношении!!!!/ совершать поход в горы в других точках земли, а не только на Кавказе, но об ЭТОМ должны знать все, кто очень легко, или говоря другим языком, бесшабашно, относится к разного рода экскурсиям, походам и просто вылазкам выходного дня...

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 5

СТОЛКНОВЕНИЕ С "ЛЕСНИКАМИ" под Терсколом (1980) Это был случай достаточно явного вымогательства. В конце концов удалось договориться и откупиться штрафом. Я бы, видимо, не позволил так со мной обойтись, если бы... Если бы не чувствовал "за душой" небольших нарушений: первый несложный перевал мы прошли неполным составом группы (заболела участница, - что поделать, нельзя было ее брать в поход с ангиной, а состав группы был минимальным). И, во-вторых, действительно мы переночевали у дороги между Терсколом и Азау (что и вменялось нам "в вину"). Вывод простой: в походе надо стараться избегать нарушений существующих правил. Такие нарушения так или иначе ослабляют вашу правовую позицию и (даже психологически) могут помешать вам требовать соблюдения ваших прав со стороны "местных", когда они действуют незаконно. Когда же у вас все в порядке, вы способны жестко отводить домогательства. Не давайте поводов для придирок и вымогательства.
СТОЛКНОВЕНИЕ СО СЛУЖБОЙ "ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ" (2002 г., Черкесск) После похода на пути из Теберды в Мин-Воды на промежуточной остановке автобуса в Черкесске двое в штатском, с оружием, отобрали паспорта у двоих моих участников под предлогом необходимости регистрации у местных органов власти. Это было незаконно, - такая регистрация необходима в случае пребывания в населенном пункте на срок более 3 суток. Мы зарегистрировались везде, где надо: и у пограничников, получив пропуск, и в местной МЧС (сдав в нее заверенную копию маршрутки). Я был "чист, как стеклышко", предъявил документы и резко потребовал вернуть паспорта. Если бы они потребовали высадить группу, я бы потребовал на этом же автобусе везти ее в МЧС и к пограничникам для проверки (если бы автобус ушел, мы могли опоздать на поезд). Но они поняли, что с нами ничего "не выгорит", и паспорта вернули... Действия же Димы и Лены были неправильны: нельзя отдавать документы, особенно всяким сомнительным "службам". А переговоры от лица группы должен вести руководитель, или замещающий его участник. Все вопросы местных органов надо направлять сюда.
КОННАЯ ПРОГУЛКА АНИ В ущелье Чиррикола (приток Уллу-Кама, 2002 г.) одна из участниц группы, Аня, страстно захотела "прокатиться на лошадке". Она на последнем привале забыла фотоаппарат. И решила съездить туда, используя представившуюся возможность: местный пастух, знакомый одного из участников нашей группы, предоставил ей оседланную лошадь. И дал сопровождающего, - местного паренька 15 лет. Я с самого начала посмотрел на это "мероприятие" очень "косо" (с сомнением), но все же не стал запрещать (не хочется без нужды власть проявлять, но, - увы, нередко это просто необходимо). Конечно, я бы ей категорически запретил это "упражнение" в одиночку, если бы парень не был на целую голову ниже Ани и лет на 6 моложе (а до места привала было менее 2 км). Неприятным сюрпризом для меня явилось то, что отправились они на одной лошади, - здесь просто я не успел издали их остановить. У Ани были проблемы. Ей пришлось поставить "джигита" на место жесткими мерами и физического и психологического характера. И я, и она получили примерный урок. Да, так случается в походах, когда руководитель заслуживает упрек независимо от своего решения: от моего запрета у нее остался бы укор. Остался укор и от разрешения (позже, когда я ей сказал, что не хотел ее отпускать), но вместе с этим укором в глазах я, кажется, увидел и понимание "проблем" и общения с местными, и выбора руководителя...
ВЕЧЕР В КАРАЧАЕВСКЕ (1993) На ночлег в Карачаевске мы остановились вблизи автовокзала, в кустах на склоне горушки. Несколько местных ребят проявили интерес к нашему биваку, - вначале мы посчитали, что они хотят что-то у нас стащить (такие случаи – не редкость, потому надо вещи убирать и проявлять бдительность). Но оказалось, что они хотят просто вместе поразвлечься, пообщаться с новыми людьми. Мы очень мило спели им под гитару, а они спели свои песни. Никаких конфликтов не было. Гитара, костер и задушевный разговор – хорошие средства для установления нормальных человеческих контактов. Это обычные, хорошие и доступные "инструменты" для налаживания отношений. В случае чего "гните" в эту сторону: посидим у костра, споем песни, расскажем друг о друге…
Некоторые особенности сванского "менталитета" Народ в этом труднодоступном районе Кавказа веками жил в "отрыве от цивилизации". Вывод: чего удивляться, что народ там встречается "диковатый". До 20-х годов прошлого века сохранялся обычай "кровной мести", и за год в Сванетии в этой войне погибало около 2 тысяч человек, - это при населении-то около 60 тысяч! Затем ситуацию "переломили". Тогда (в 70-е) я еще не понимал, как, а сейчас ясно: "знатоки" кавказских обычаев Иосиф Виссарионович и Лаврентий Павлович показали местным такой кулак НКВД, что те "запнулись" (об этом, конечно, наш инструктор Жора умолчал). В какой-то период сыграло свою роль и повышение грамотности населения: к чему убивать своих обидчиков и потом за это терпеть от них? Гораздо проще написать на них вполне правдивый анонимный донос, и их пошлют "по этапу" куда следует... Веками до советской власти там "проживал" обычай угонять друг у друга скот и людей "за выкуп", - сванские дома с военной башней-пристройкой служили крепостями для защиты не только своей семьи, но и награбленного имущества (скота, как главной ценности). А за ним "обиженные" в горах соседи приходили довольно часто. Запомнилась шутливая реплика отца: "Оборонялись, готовые скорее умереть, чем отдать награбленное..." Конечно, много скота в доме не спрячешь, - его или продавали, или выгоняли летом на пастбища (и прятали в горах). А зимой и в межсезонье карательные экспедиции в горах были связаны с немалыми трудностями. Ясно, что удачное ограбление соседей позволяло семье устроить пирушку и "повеселиться" по случаю удачи своих молодых "джигитов". Попытки ограбления вызывали кровавые стычки с далеко идущими последствиями кровной мести...
Реплика Жоры о том, что за "пленного" обычно требовали выкуп в размере 20-30 коров и быков, сейчас для меня сделала ясной одну простую истину: угнать одного человека, особенно мальчонку, куда проще, чем такое стадо. А потом можно за него это стадо получить через своих "кунаков", которые предложат безутешным родителям "попытаться отыскать сынишку за выкуп" (с ясным намеком, что, если не выкупить, то "пропадет мальчик"). Конечно, такой "промысел" всегда был небезопасен, - занимались им "Ахмеды-Сорви-Голова", которые головы теряли очень быстро. Этих "героев" находили и по слухам о "подвигах", и по увеличению поголовья стада, и по меткам на коровах... Конечно, внутри своего рода такие "вольности" не допускались. Еще Жора сказал, что уменьшения размера выкупа за "пленного" иногда добивались путем выдачи "своей" девушки замуж за парня из рода похитителей (заметим, - установление родства еще не освобождало от выкупа, а потому, полагаю, обиженные рода "брали свое", выдавая таким образом замуж самых стервозных своих девиц...) Все сванские башни имеют дверь с лестницей для входа примерно на одной трети высоты, - внизу они сплошные ("забученные"), - так башню сложнее подломить и обрушить снизу. Фундамент глубокий, каменный, чтоб не подкопаться. Прочный каменный дом тоже служил укреплением, - его делали из негорючих материалов, к нему старались не подпускать врагов, стреляя с башни, бросая с нее камни и выливая смолу на головы врагов. Не скучали! Близкие семьи строили дома и башни так, чтобы помогать друг другу при обороне. В доме был семейный очаг, хлев для скота, нары для ночлега. Тщательно замаскированный люк вел в подземелье, - помещение для "пленных и виновных". Сюда помещали и пленников, - "чужих" и своих, в чем-то особенно провинившихся собратьев. Нам удалось побывать в таком помещении, - достаточно просторный черный склеп, в котором фонари пробивали темноту на метр, не более...
Еще с времен войн (и гражданской, и Отечественной) в горах осталось много оружия, - его местные и не думали сдавать властям. Полагаю, правда, что исправность этого оружия сейчас не находится на высоком уровне, - много лет прошло, проблемы с патронами, да и не отличается этот народ бережным обращением с техникой. Но сейчас появилось немало более современного оружия и боеприпасов из-за последних событий на Кавказе. Молодежь свою местные держат "в строгости" поведения, но только по отношению к своим (к проходящим туристам отношение очень разное в зависимости от культуры человека). Достигается это различными способами. Все еще очень сильны родовые отношения, почитание старших и почитание отношений родства. Девушек своих они держат в строгости, - они порядочные затворницы, привязанные к дому постоянным трудом. У парней жизнь более вольная, но все эти парни хорошо понимают: если позволишь себе "несерьезные" отношения с местной девушкой, то ее родители пулю в лоб всадят. А свои родители это "мероприятие" одобрят. Потому со своими девушками они себе баловства не позволяют.
У них там, в горах, своя "власть" и свои законы-обычаи. С сильными пережитками и родового строя, и средневековых нравов. "Цивилизованную" власть они признают и уважают тогда, когда она жестко проявляет себя и угрозой и силой закона. И когда граждане не дают себя в обиду. В журнале ЭКС № 1 за 2003 г. приведена статья "Схватка", - послевоенная история, рассказанная Б.Л.Кашевником о нападении на группу альпинистов под Клухорским перевалом. Случай тяжелый, - один альпинист погиб. Но, отобрав винтовки, убили и двоих грабителей, - местного свана-завмага и его племянника (в тех местах в высокогорье тоже сванское население). НКВД тогда так пригрозила местным, что 30 лет там не было никаких ЧП. Правда, я "глухо" слышал, что в 80-е годы якобы было какое-то нападение (в районе селения Генцвиши) на группу с очень неприятными последствиями (о которых участники этой группы никому не говорили). Может, кто-то сообщит об этом? Летом 2002 года в верховьях тех мест был случай ограбления группы альпинистов и перестрелка бандитов с пограничниками, - случай был описан (и в ЭКСе, и на м.ру). Сейчас во многих ущельях стоят погранзаставы. Это фактор, безусловно, стабилизирующий: "змеи" и "крысы" стараются держаться подальше от "ежей". Хорошие отношения и деловое сотрудничество с пограничниками должно стать одной из тактических задач походов в приграничной зоне. Будет взаимопомощь и хороший контакт с пограничной службой, - будет и большая безопасность походов. Но для этого общая походная дисциплина должна быть "на высоте". Я полюбил горы Сванетии и ее людей. Большинство из них, - честные и скромные труженики, ведущие нелегкую жизнь. Но везде есть и "молодежь горячая, бестолковая", и криминальные "элементы", и местные особенности, взгляды и пережитки прошлого, с которыми надо считаться. Я полагаю, что не ходить в горы из боязни "напороться" на конфликт с местным населением нельзя. В этом вопросе надо проявить и смелость, и волю. Да, опасности в горах встречаются во всех "средах", не исключая и человеческую среду. А дискуссию, поднятую Ольгой Неподобой, надо продолжить... Проблема актуальная.
Страхи такие выложила.... А на тему равнодушия расскажу микропроишествие: лето, Десна, сильное течение стою по колено в воде. Мимо проплывает полупогруженный ребенок двух лет, я провожаю его взглядом. Потом раздается крик -ребенок тонет. Мужчина в два прыжка догоняет его, за ноги вытаскивает и выливает из него воду. Ребенок начинае плакать, мужик орать на мамашу. Я продолжаю отрешенно на это смотреть. Не назвала бы себя равнодушной, но в тот момент мозг категорически отказался анализировать увиденное. Вижу, но не понимаю, что же я вижу!!!
Oka пишет: Страхи такие выложила.... Светуль, к сожалению, это суровая реальность, и никуда от нее не деться. Я, когда прочла эти статьи, тоже, конечно ошалела И хотя я и раньше не думала, что походы и восхождения, это всего навсего такие милые прогулочки, днем спорт, а вечером - шашлычки и песни у костра, но ТАКОЕ - даже в страшном сне не могло присниться. А, оказывается, в определенных регионах, это практика И, насколько я поняла, очень много людей, в основном, туристы-любители и молодеж, понятия не имеют, с чем могут столкнуться Oka пишет: Не назвала бы себя равнодушной, но в тот момент мозг категорически отказался анализировать увиденное. Вижу, но не понимаю, что же я вижу!!! Света, это НЕ равнодушие, это просто оцепенение и неспособность реагировать практически мгновенно и адекватно в ситуации, которая для тебя является форс-мажором Для большинства людей, это обыкновенная реакция при таких условиях, и в ни коем случае не говорит о том, что они равнодушны. Правда неплохо бы через минуту-две все ж таки прийти в себя
да согласна с Оксаной - это не равнодушие....это называется ступор - от неожиданности увиденного мозг не захотел эту картину анализировать чтобы создать реакцию...... Окачка я не знаю как бы я прореагировала.......чувствую что прим ерно так же.....
а вообще - увы....минули времена когда наши родители.... да и мы немного застали этого времени - могли спокойно отправляться куда угодно и никого и ничего не бояться... так путешествовали многие в студенческие годы и позже.... я сама успела немного поездить и по Кавказу и по Северу.....можно было останавливаться где угодно и быть уверенными что никто не обокрадет и не покусится на честь...уж не говоря о более страшных вещах... и везде хорошо встречали и проволжали... сейчас я сама всего боюсь и детей никуда бы в поход не отпустила