Шишкин Иван Иванович

Шишкин Иван Иванович - разговоры

  Самооборона и выживание Безопасность в горах - нарушение обета молчания...
На сайте http://www.mountain.ru/ случайно наткнулась на просто шокирующие статьи . Они написаны очевидцами приведенных событий. Не знаю, насколько небезопасно /не в техническом отношении!!!!/ совершать поход в горы в других точках земли, а не только на Кавказе, но об ЭТОМ должны знать все, кто очень легко, или говоря другим языком, бесшабашно, относится к разного рода экскурсиям, походам и просто вылазкам выходного дня...

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 5

Ребят не было всю ночь, они брели по какой-то ужасной бесконечной дороге и – о чудо! Набрели на вагончик с рабочими! Спасибо этим неизвестным людям – они дали хлеба, консервов. А на обратном пути ребята опять заблудились в темноте – за каждый преодоленный брод они клали спичку в карман – ушел целый коробок. На ходу они засыпали и рассказывали потом, что, только падая – просыпались от удара об землю. А я всю ночь лежала на лавке с ужасом, воображая жуткие картины. Всю ночь вокруг балагана что-то ходило… Терлось о тонкие стены, хрипело… Я не знаю, что это было – но точно не глюк…Потому что огромные крысаки которые абсолютно нас не боялись – расхаживали по домику и тоже пугались того, кто ходил за стенами. Наутро мы обнаружили много следов на снегу и они не были похожи ни на один знакомый след. А представьте этого одиннадцатилетнего(!) парнишку. Он мужественно шел и ни разу даже не заныл. На пятый день мы вышли на какую-то дорогу, и нас подобрал мужик на “Жигулях”. Он был в шоке от нашего вида!!! Все лица - в жутких синяках и кровоподтеках, худые и шатающиеся фигурки. Этот замечательный человек свернул со своего пути и специально отвез нас прямо в Краснодар. Никогда не забуду ощущение, когда мы увидели огни приближающегося города. Это казалось нереальной фантастикой. Еще ночью казалось, что мы никогда не вернемся домой – да и вообще, вся предыдущая жизнь казалась далекой и нереальной… Реальность была одна – снег, безлюдные бесконечные хребты, голод который уже не ощущался, просто сильно мутило и холод от которого особенно болели почерневшие сломанные пальцы…Через пять месяцев после этих событий у меня благополучно родилась дочь!
Тогда мы поклялись никому никогда про это не рассказывать… Но прошло уже достаточно много лет и я считаю, что имею права про это вспомнить. Кстати, это был мой ПОСЛЕДНИЙ поход с детьми. Через месяц я уволилась с работы и на этом моя педагогическая деятельность была окончена навсегда. Поняв, что находилась плюс ко всему в двух шагах от тюрьмы, я до сих пор придерживаюсь железного правила: никогда никаких несовершеннолетних даже в походе выходного дня. И никаких девушек – простите меня, дамы, но я думаю, что это - обоснованно. Лично я не могу позволить себе взять такую ответственность. Теперь о правоохранительных органах. Тогда я проявила слабость и забрала заявление. Но… Вы представляете, каково было психологическое состояние того парня, с которым произошло ТАКОЕ??? Представляете, если бы это стало предметом обсуждения? Какое бы это было пятно на все его молодую жизнь??? Вот поэтому и не стали мы с ними разбираться правоохранительно. Разобрались иначе. В одну замечательную ночь участковый “по уважительной причине” поехал в гости в отдаленный поселок, а в деревню вечером приехало несколько машин с крепкими, недобрыми ребятами с дубинками в масках и камуфляжных костюмах. А так как я, конечно, не могла вспомнить всех, кто участвовал в ночных приключениях, по мозгам получили все жители поселка мужского рода моложе 25 лет и старше школьного возраста. Хотя я думаю, что это пошло на пользу. Те, кто знал ЗА ЧТО, доходчиво объяснили непонятливым.
Так вот: все эти события происходили в Краснодарском крае и все нападающие были, что ни наесть самой славянской внешности. Они НЕ БЫЛИ ЗАКОРЕНЕЛЫМИ ПРЕСТУНИКАМИ или бандитами - это была самая простая сельская молодежь, каждый из которых в отдельности может быть и нормальный парень. Гипотетически. Но. Алкоголь. Толпа. Групповая психология. И из отдельных обычных ребят – мгновенно получается банда отменных ублюдков, которая избивает детей и беременную женщину (эй, мужчины, до вас дошло?), насилует мальчиков и прочая, прочая. Люди – самые опасные животные и самая опасная агрессивная среда. Потому что, если вы встречаетесь на горной тропе с медведем, например – вы понимаете, что это опасно и предпринимаете меры для самозащиты. А встречаясь с человеком – изначально не воспринимаешь его как опасность, да и он сам еще не знает – причинит он вред вам или нет? И еще. Хочу на прощанье немного поразмышлять вот о чем. Эта статья называется “Взгляд в себя”. И может то, что я хочу сказать, покажется неуместным, но я глубоко убеждена, что это имеет прямое отношение к делу.
Года два назад в газете была статья, про парня, который кинулся в реку вытаскивать собаку, не умея плавать и утонул, СПАСАЯ ПСА. А в это же время – утонул в реке наш знакомый. На глазах ТОЛПЫ ЛЮДЕЙ, и НИКТО НЕ ОКАЗАЛ ЕМУ помощь. На берегу стояла машина и чтоб спасти человека надо было просто кинуть трос на лед и вытащить автомобилем. Мужик боролся за жизнь до последнего – прорубил своим телом много метров льда и умер от разрыва сердца. В мае на Эльбрусе бросили умирать девчонку. В июле там же – керченского туриста. В 1997 году вечером на перевале Талычат я маятником улетела в огромный разлом. До часа ночи на ледовой стенке наши ребята вытаскивали меня из этой мрачной дыры. До часа ночи со стены раздавался мат, крики, звон крючьев, светили фонари. То есть было очевидно, что происходит какая-то неприятная ситуация. Неподалеку внизу стояла группа из Питера: они выглянули из палаток, потаращились на нас и… залезли обратно. Более того: мы потом сутки простояли на леднике, не было сил идти, и ни один даже не подошел и не поинтересовался, а что же было? Может мы там трупа сделали? Может у нас пострадавший, которого надо нести? Может я беспросветная идеалистка, но, черт возьми, я бы просто не смогла, физически не смогла валяться в палатке, когда в двух шагах группа терпит бедствие!!!! Ребята, что с нами твориться???? Уважаемы мужчины! Неужели вашего мужества хватает только на разговоры о “долбанной эмансипации”? Если не умеющий плавать парень тонет, спасая собачку, а ЛЮДЕЙ, своих же, братьев, бросают на верную смерть???? И это уже не случай, это - тенденция…И если мы сами допускаем такое… в таком случае – что же мы можем требовать от других? Может и поделом нам?
Руководители, допустившие такие вещи могут пытаться оправдываться чем угодно, но я свято уверена – никаких оправдывающих такие вещи обстоятельств в природе не существует! Не можешь помочь – ляг и умри рядом. Руководитель - это как капитан на корабле. Он уходит последним, если корабль терпит бедствие или остается погибать вместе с ним. Горы – это самый чистый в мире храм. И мы как свечки несем туда свои сердца. И основа-основ – это братство, взаимовыручка, верность. Это то, что всегда было самым важным в горах. Если эта основа нарушится, что останется??? Безликие, бездушные побегушки по скально-ледовому рельефу, где каждый сам за себя??? Сказки о “особой морали на 8000” имеют заграничное происхождение – но прижились и у нас. И потолок “особой морали” незаметно опускается до уровня моря. На этом я заканчиваю нашу затянувшуюся беседу о “человеческом факторе”. Нам никуда от него не деться – он вокруг нас и внутри нас самих. И ЖДУ – НАРУШЕНИЯ ОБЕТА МОЛЧАНИЯ. Потому что нет оснований думать, что дальше на Кавказе (и не только) станет спокойнее. Не хотелось бы через пару лет наткнуться в Интернете на объявление: “Для сопровождения похода такой-то категории сложности требуются молодые физически здоровые мужчины после службы в армии. Наличие горного опыта не обязательно. Предпочтение – войскам спецназа. Оплата – сдельная”. Удачи Вам ребята, на всех ваших дорогах! Новых вершин и новых друзей! И никогда – не сдавайтесь! Победит тот, кто - готов!
И копирую еще одну статью из этого же сайта, в которой автор продолжает анализ темы...
Автор: Евгений Буянов, г. Санкт-Петербург О "неподобном" поведении в горах Местия, 1975 г. Статья Ольги Неподобы "Человеческий фактор. Проблема безопасности в горах" вызвала живой отклик участников сайта (www.mountain.ru). Статья затронула интересную и важную тему, - проблемы конфликтных взаимоотношений с местным населением в горах. Такие конфликты происходят по различным причинам, чаще всего, уголовного (криминального) характера поведения отдельных представителей местного населения и "путешествующих" преступников. Случаются и групповые, и вооруженные нападения на туристские группы. В целом выводы и рекомендации, данные в этой статье мне кажутся полезными и правильными. Я бы только не стал как-то разделять районы Кавказа в плане "опасности человеческого фактора" по национально-этническим или религиозным признакам. Мне кажется, что степень опасности определенной территории в большей мере определяется наличием напряженности, каких-то конфликтов и стихийных бедствий. Всякие "смуты", борьба за власть (от местных выборов вплоть до войны) и масштабные стихийные бедствия оживляют и уголовщину... От себя мне бы хотелось дать несколько обобщений на основе рекомендаций психолога, и несколько примеров-иллюстраций на опыте известных мне ситуаций. Как избежать конфликта и как действовать в условиях конфликта с "местными жителями"? Которые, кстати, могут быть вовсе и не "местными", а уголовниками-гастролерами, которые так тянутся к курортным и "злачным" местам, - на Кавказе таких мест много!
Очевидно, что поведение нападающих преступников обычно (в большинстве случаев) сродни нападению хулиганов, желающих вас побить или ограбить. Обычно, это происходит, когда они уверены в превосходстве своих сил, - или численного превосходства, или превосходства в вооружении. Или психологического превосходства, особенно в условиях внезапного нападения, когда другая сторона психологически не готова дать отпор... Как избежать избиения? Владимир Леви (книга "Искусство быть другим") указывает на характерную закономерность: прежде чем человека избить, ему навязывают роль "жертвы". И если он эту роль безропотно принимает, его избивают. В частности, его наверняка изобьют, если он покажется запуганным. Леви рекомендует в таких случаях применять две системы действий. Во-первых, надо пассивно не выполнять те действия, которые вам навязывают, надо любыми путями уходить от них (зачастую, вначале втягивают в такие действия постепенно и совсем безобидно: пройдемся туда-то, сядем и выпьем, "ты меня уважаешь?", хамскими требованиями "дай закурить", "гони пятак" и т.п.). Здесь сценарии ухода могут быть самыми различными, - от симуляции поведения ненормального, с которым опасно иметь дело, до "оперативного" решения с требованием к нападающему предъявить документы (возможны и полная отсутствия реакции на требование, и насмешливый "отвод" требования, и сдержанно-властный переход "на другую тему"). И всегда надо действовать "по обстановке", с учетом всех факторов.
Вторая, более активная система действий (связанная с первой) должна сводится с переключения внимания нападающего с Вас (как объекта нападения) на что-то другое: на личность нападающего (а кто Вы, а как Вы живете...), на окружающие предметы, на какие-то "актуальные" события. Это позволяет Вам внутренне собраться, мобилизоваться для организации отпора. Это и сбивает, отвлекает нападающего от его "задачи", и, случается, позволяет установить начальный чисто человеческий "контакт", при наличии которого Вас уже перестают рассматривать как "жертву", как бездушный предмет, с которым можно сделать все, что угодно. Надо постепенно внушить нападающему, что "так", как он хочет, у него не получается и не получится. И что действовать вы всегда будете не так, как предполагает нападающий. А совсем по-другому, совершенного неожиданно и непредсказуемо. Такое поведение внушает преступнику и уважение, и даже скрытое опасение (хотя не всегда следует прибегать к действиям, несущим прямую угрозу нападающему). Один из психологических приемов "отвлечения" нападающих состоит в том, что вы коллективно не выполняете их приказания, а начинаете общаться не с ними, а друг с другом, резко обсуждая собственные "проблемы" (например, с "насмешками" и руганью). Или объявляете: "У нас песенный час. Как молитва. Мы будем петь..." И достаете гитару... Это - примеры неадекватных реакций. Ну какой преступник сможет оправдаться, заявив: "Я в них выстрелил за то, что они вздумали петь песни!.." Систему противодействия надо включать сразу, как только вы понимаете, что на вас собираются напасть, когда вас рассматривают как "жертву". Сложность ситуации нередко состоит в непонимании, что хотят нападающие. Ограбить, унизить, "поиграть человеком", или поиграть в жестокую игру "охота на человека". Вот это надо постараться понять, и противодействовать стереотипу поведения, ведущему нападающего к цели.
Действия по УСТРАШЕНИЮ основаны на стереотипе "запуганного поведения". Не надо показывать, что Вы боитесь. Надо держаться спокойно и с достоинством. ПРОВОКАЦИИОННЫЕ действия основаны на стереотипе "адекватной" реакции (обычно, не разумных, рассчитанных действий, а первой, эмоциональной реакции): Вас обругали, - Вы обругали в ответ, на Вас замахнулись, - Вы отвечаете тем же. Такие действия провоцируют Вас на такую реакцию нападающего, которая позволит ему найти оправдание (и внутреннее и перед другими) последующих агрессивных действий в условиях, когда он имеет перевес. Оскорбление обычно является провокацией. Поэтому на оскорбление не следует отвечать оскорблением. У меня в "личной практике" были случаи (не в горах, а в городских условиях), когда нападение производилось и без "психологической обработки", когда били по лицу без всякого предупреждения в расчете на внезапность, на растерянность жертвы, на ее неготовность к нападению. Это физический и психологический "блицкриг". Расчет на превосходство внезапности, на растерянность противника, на его подавление наглой жестокостью. Но в таких случаях тоже смотрят на реакцию. И, поверьте, сразу же замечают ее, если она летит кулаком навстречу. В таких случаях ответ-отпор должен быть очень быстрым и резким: преступник обычно к нему не готов, он начинает отступать сразу, как только увидит, что его замысел на "легкую добычу" срывается. Здесь отсутствие "психологической подготовки" нападения является слабостью нападающих, которую надо использовать сразу (иначе они убедятся, что Вы - подходящая жертва). В жизни умение резко ответить на нападение обычно дается опытом после нескольких таких нападений. Если у человека внутри живет злоба от унижения за "невозвращенные" преступникам удары, живет ненависть к этой мрази, - то... Нападения на таких людей для преступников очень небезопасны, таких они побаиваются, от таких они бегут.
Острый пример, описанный в статье Ольги, характерен: ее группу местные так или иначе жестко втянули в свои игрища с застольем, с соревнованиями по стрельбе. Из опыта этого случая ясно, от такого рода сомнительных игрищ следует "жестко" уходить под любыми предлогами с самого начала (и уж мимо компании местных с оружием и водкой группа должна "просвистеть" на полных оборотах, как через лавиноопасный склон). Например, уйти от соревнований по стрельбе после придирчивого осмотра винтовки под предлогом, что "я никогда не буду стрелять из такого "хлама", - "А почему (с изумлением или обидой)? - А потому, что отсюда пуля неизвестно куда полетит..."). Бывает, надо так ненавязчиво, без оскорбления, показать им, что в чем-то "они" перед вами - полные профаны (или наоборот, подкупить их "восхищением"). Людей не слишком далеких это впечатляет. Можно и как-то по другому, но обязательно не выполнять навязанные действия, ведя себя не "привязанно" и "приниженно", а на равных. Ольге и ее товарищам удалось найти достойный, но нелегкий выход из положения, нащупав и "человеческие контакты"", и "дыры" в ситуации. Да, действия в таких ситуациях весьма сложны, весьма не оптимальны, требуют мужества, собранности, умения и готовности "играть на нюансах" обстановки. Игра в описанном Ольгой случае зашла далеко: с погоней, прятками, с падением автобуса… Возможно, здесь у местных возобладало именно желание "поиграть" в охоту за человеком, как некий жестокий первобытный инстинкт, - как у кошки с мышкой. Общую, "серую" толпу бывает трудно в чем-то убедить. Но среди нее можно "нащупать" , выделить несколько "авторитетов" и призвать их к благоразумию, чтобы они подействовали на соплеменников, как неформальные и ответственные лидеры.
Такой случай, как с группой Неподобы, мог произойти в любом районе Кавказа (не только на Западном), - далекое от цивилизованных мест и правоохранительных органов, - безлюдное ущелье так же помогает преступникам, как и темная московская подворотня. Случаи приставания местных к девчатам у нас случались в разных местах Кавказа. В частности, и в Сванетии (которую Ольга напрасно относит к "тихим" районам). Вот в Средней Азии со мной лично такого не случалось. Ни под каким видом, ни под какими предлогами нельзя допускать разобщения группы, - держаться всегда надо вместе и вместе сопротивляться навязываемым действиям. Всех своих еще до похода надо предупредить, что в такой экстремальной ситуации все должны поддерживать друг друга и подыгрывать друг другу, даже если действия лидеров покажутся непонятными. Нападающие существенно облегчают свою задачу, когда разобщают группу, когда участники перестают поддерживать друг друга и поддаются на местные соблазны. Не следует быть падкими на "дармовщинку", на угощения и возлияния. Уверен, что психология преступников везде похожая, - и в ущельях Кавказа, и в городских дворах. Но особенности "местного менталитета" есть и кое-что я объясню на следующих "живых" примерах из походной практики.
ПЛАНОВЫЙ ИНСТРУКТОР ИЗ "МЕСТНЫХ". В плановом походе 1989 года по Сванетии (с т/б "Терскол", 1969) инструктору нашей большой группы (23 чел.) дали в помощь инструктора из местных, - однорукого Жору. Жора этот у себя в Сванетии знал, видимо, всех, - кого бы мы ни встретили, все были его родственники или знакомые. Жора кое-что рассказал о местной истории и обычаях, о которых с выводами скажу в небольшой отдельной статье ниже. Вначале у нас все шло хорошо, но вот в конце похода, в селении Мазери с Жорой случилась крупная неприятность. Он напился, и с компанией местных увез трех девчат на грузовой машине вниз, пообещав показать что-то интересное. Девчат пришлось поздно вечером искать и выручать с большими приключениями (было даже опасение, что ночью на лагерь группы будет совершено нападение, и парни с ледорубами в руках дежурили ночью, готовые встретить "местных", если бы те вздумали сунуться...). Выводы простые: группе держаться всегда вместе, и девчат отпускать без "конвоя" нельзя; местный, даже инструктор, - он все-таки более местный, а не "свой"; в определенных обстоятельствах он может подвести (особенно в пьяном виде).
НОЧНОЕ НАПАДЕНИЕ НА ГРУППУ (Северная Осетия, 1977) Случай курьезный. Ночью на группу новичков, состоящую в основном из девчат, было совершено внезапное нападение: несколько местных парней с руганью забросали палатки камнями. Руководитель растерялся, двое решительных парней полезли в драку. Спасла положение Галина, - самая взрослая женщина группы. Она решительно вступила в переговоры, применив и твердость, и женские ласки, чтобы успокоить нападавших. Стали разбираться. И что же выяснилось? Двое местных повздорили с какой-то проходящей туристской группой. Их легонько поколотили (видимо, просто резко "отвели"), и они побежали вниз за "подмогой". Вернулись ночью, когда та группа уже ушла. А неподалеку стояла наша группа, которую приняли за "обидчиков". Парни те были крайне сконфужены, у них возникло большое чувство внутренней вины за случившееся...
"ДЕВОЧКИ В ШОРТАХ" С ними ехал на автобусе из Зеленчукской в сторону Архыза. Две очень чистенькие, без сопровождающих. И один из местных парней проявил к ним явный интерес. Они его "отшили" довольно решительно, показав и кулачок, и ножик перочинный. Он с угрозами удалился. В таком людном месте мера сработала, а в других условиях все могло кончиться хуже. Провоцировать местных "вольностями" европейских нарядов не следует, - в этом нужна определенная строгость. Кавказ - более Азия, чем Европа. По крайней мере для нас, русских. Жалею, что не объяснил им их ошибку. Но, поглядывая со стороны, готов был вступиться. Группе же надо всем видом показывать, что "своих" она в обиду не даст. И в случае "поползновений" на девчат сразу же убирать их "за частокол" (из мужчин, из стенок автобуса, автовокзала и т.п.). Да, в походе они все должны быть "жены", "сестры" и "невесты"...