Шишкин Иван Иванович

Шишкин Иван Иванович - разговоры

  Самооборона и выживание Безопасность в горах - нарушение обета молчания...
На сайте http://www.mountain.ru/ случайно наткнулась на просто шокирующие статьи . Они написаны очевидцами приведенных событий. Не знаю, насколько небезопасно /не в техническом отношении!!!!/ совершать поход в горы в других точках земли, а не только на Кавказе, но об ЭТОМ должны знать все, кто очень легко, или говоря другим языком, бесшабашно, относится к разного рода экскурсиям, походам и просто вылазкам выходного дня...

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 5

Северная Осетия Ну что я могу сказать… Бесспорно, в каждом правиле есть исключения, но за все годы хождения, моя статистика не пополнилась ни одним эпизодом даже приближающимся к неприятностям. Пока - не пополнилась. Чрезвычайно высокий культурный уровень народа, присутствует богобоязненность, в хорошем смысле этого слова; менталитет нации такой, что в сознании жестко существует понятие грех. То есть люди держаться достойно, ненавязчиво. Присутствует уважение к своим собственным традициям, к старшим. Единственная опасность, – если ты в Осетии попал на праздник или на свадьбу - все пропало! Тебя будут кормить-поить до полной потери ориентации, но в этом нет никакой заинтересованности – это просто так, от души. Но, бесспорно, турист тоже должен вести себя прилично и не нарушать элементарных правил культуры и местных обычаев. А то и ангела можно до греха довести! Грузия и Южная Осетия Практически тот же самое, что в Северной Осетии. Люди более сдержанные.
ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ТЕОРИИ БЕЗОПАСНОСТИ Итак, когда мы ознакомились с кратким обзором основных психологических характеристик, пора приступить к общим принципам безопасности. Первый принцип – победит тот, кто готов. Недаром начиная разговор, я подчеркнула, что группа – это организованное сообщество. Поэтому я настоятельно рекомендую один из предпоходных сборов посвятить беседе по теории безопасности. Руководитель должен четко довести до сознания своих участников следующие принципы: Поход начнется тогда, когда за нами закроется дверь наших домов. И с этого момента мы являемся единым организмом, в котором есть единоначалие. Никто никуда не ходит в одиночку. Ни в одном бредовом мозгу не возникает мысли без спроса пойти побродить по поселочку и т.д.
ЕСЛИ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗБЕЖАТЬ КОНТАКТОВ – ИХ НАДО ИЗБЕЖАТЬ. В группе должно присутствовать четкое единство и демонстрационное подчинение группы руководителю. Если не дай Бог, местные чувствуют раскол, или то, что “младшие” не уважают “старшего”, такого “старшего” не будут уважать и они. Являясь сами людьми групповой психологии, они уважают и бояться сплоченного коллектива. С местными разговаривает ТОЛЬКО РУКОВОДИТЕЛЬ. На все вопросы участники отвечают с нормальным, доброжелательным выражение лица: “Извините, я не знаю, вон наш руководитель - спросите у него”. Ну, конечно, не надо доходить до полного дебилизма и отвечать таким образом на вопрос – “Сколько время?”. Участники должны четко понимать, что даже невинный вопрос “А куда вы идете?”, может таить в себе угрозу – “Мы идем туда-то…”. “Ага, - подумает злонамеренно настроенный человек – вот спасибо за наводку!” Короткие шорты и маечки исключены как для девочек, так и для мальчиков – девочкам вообще не стоит обнажать свои прелести, а мальчик в шортах инстинктивно воспринимается как нечто несерьезное, слабое и прямо вопиющее, чтоб к нему пристали. Не дразните гусей! Основная форма общения – организованная импровизация. Нужно уметь четко чувствовать, вернее на ход вперед предчувствовать – как себя вести. Или не теряя достоинства, играть роль людей недалеких, но добродушных, чтоб в вас не видели опасности и не ожидали отпора. Либо просто таких усталых, что вам и говорить-то тяжело, главное – никогда не вести себя высокомерно и запуганно.
Держитесь с достоинством и уважайте тех, кого встретили. Если почувствуют, что вы смотрите свысока – спровоцируете желание вас унизить и показать, кто в доме хозяин. Будьте сильными – слабые подвергаются агрессии. А признаком слабости является и грубость, и проскальзывающий в разговоре мат, и нервозность, и надменность, и суетливость. Вызывающая демонстрация силы - это тоже признак слабости! Ненависть также является разновидностью страха… Спокойная, уверенная в себе доброжелательность – та единственная верная почва, на которой не завяжутся цветочки будущей проблемы. Если вами сказано слово – вы должны его держать. Никогда не начинайте и не поддерживайте в разговоре темы – религия, национальные вопросы, политика. Эти темы изначально содержат в себе элемент противостояния мнений – и неизвестно, куда они выведут! Одно неосторожное слово – и все! Все эти темы лучше переводить на красоты природы и ваше восхищение местными достопримечательностями. Не делите в разговоре на “мы и вы”, “наши” и “ваши”. Перед любым походом нелишне поинтересоваться местными обычаями. Даже поверхностное знакомство с традициями даст вам большой плюс. Во-первых, вы этим показываете свое уважение к местам, в которые идете, во-вторых, не даст вам возможности попасть в глупую ситуацию, например, предложить мусульманину сальца хряпнуть.
Зараннее должен проработаться некий сценарий действия каждого при возникновении критической ситуации. Критической ситуацией называется тот момент, когда начинается НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ УГРОЗА жизни, здоровью или женщинам. В этом случае чрезвычайно важно, чтоб еще до возникновения ситуации участники знали свои роли. Обязательно вырабатывается и оговаривается система сигналов – условных фраз. Типа – “тревога”, “внимание”, и т.д. Их не надо много – самое главное сигнал, после которого группа переходит к физической обороне. До этого ни один горячий хлопец из группы, не предпринимает никаких самостоятельных действий. Самое главное – драться с местными, даже при вашем явном преимуществе нельзя: группа ЗАЩИЩАЕТСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ до самого последнего. “Не слышит”, “не понимает” провокационных вопросов. Пытается перевести тему на другое встречными вопросами. Взывает к гостеприимству, к слову горца. И, только если угроза жизни стала серьезнее некуда - только тогда. Не меряться силами – а вести боевые действия по защите своей жизни. К этому моменту на сцене уже нет женщин, следовательно, руки развязаны и группа действует четко. Все это можно отыграть дома.
При физическом конфликте – первым делом вырубайте вожака. Котел с водой, который мирно кипятится на огне – ни у кого не вызывает подозрений, а в случае чего, это весомый аргумент с помощью которого можно вывести из строя одного-двух. Если ночевка происходит в зоне досягаемости местных (долина), ледорубы ночуют в палатке всегда. Если в процессе общения есть возможность тихонько спрятать все предметы, которые могут быть использованы как оружие – их НАДО СПРЯТАТЬ. Помните – как правило, туристы - люди мирных профессий, а местные - это в основном охотники - это сильные, физически подготовленные люди, у которых значительно больше шансов в открытом бою, нежели у вас. Лучше незаметно убрать ножи, топоры (если таковые имеются). Пока еще разговор “в мирном русле”, можно скорчить из себя скромных пацифистов, восхищенно попросить “потрогать” их огнестрельное оружие – вам не откажут - это тоже, кстати, некий психологический тест на то, нет ли агрессивных намерений. Если их ПОКА НЕТ, оружие вам дадут. Тут необходимо испуганно вытаращить глаза и попросить извлечь патроны, чтоб вы, по своему неумению чего не сотворили. Это даст вам то, что, по крайней мере, оружие будет разряжено для начала. После этого надо долго восхищаться оружием – просто затянуть время, чтоб сразу не перезарядили, а дальше, может быть, забудут. Надо помнить следующее: в любой толпе почти всегда найдется кто-то, либо не такой конченный, либо трусоватый – работайте на него, может, будет шанс пробудить человечность или страх (“если ты нам поможешь – пойдешь свидетелем” и т.д.). Оба эти момента одинаково для нас полезны. Если есть возможность – неплохо иметь с собой немного ненужной старой веревки – такой подарок всегда расположит к вам людей. Сразу должно быть оговорено – если требуют отдать снарягу – отдаем. Жизнь дороже тряпок.
КАК НАПИСАННЫЙ НА СКРИЖАЛЯХ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАКОН – ПИТЬ С МЕСТНЫМИ НЕЛЬЗЯ. Никакие “ты меня не уважаешь, ты со мной выпить не хочешь”, “у нас традиции такие” – не должно срабатывать!!! Лучше всего – наглядно пораздавать какие-то таблетки, с умным видом рассказать, что мы пьем адаптогены, что их нельзя сочетать с водкой и т.д. Действует. На совсем худой конец, можно иметь в группе “дежурного пьющего” и в аптечке немного спирта с реланиумом. Бесспорно, ваш участник, который с ними выпьет тоже будет в плачевном состоянии, но это опции. Лучше протащить на себе одного своего, чем не избежать конфликта. Еще существует ряд препаратов, которые в сочетании со спиртным имеют очень полезные для туристов свойства – димедрол, феназепам, и многие иные доступные транквилизаторы. Не имея их под рукой, можно обойтись простой сигаретой - “надышать” сигаретный дым во флакон со спиртом. Чем больше, тем лучше. Как минимум – будет отчаянная рвота, которая отвлечет от желания буйствовать надолго.
В группе может быть “дежурный больной”, который еще в начале бесед, когда ничто не предвещало беды, притворяется больным. Хуже от этого не будет, если ничего не случится. В накалившейся атмосфере, у “больного” всегда есть правдоподобная возможность начать активно “помирать”, а этом есть два основных плюса: Первое – это вообще может отвлечь местных от конфликта, или назойливого общения. Все начинают заниматься “больным” – как бы классный повод прервать милое общение. Второе – девушка в группе (она всегда “доктор”) с “больным” отходят от толпы под предлогом медпроцедур и, тем самым, получают возможность незаметно исчезнуть с “поля битвы”. Тут очень важный момент – женщина в группе - это источник повышенной опасности. Мужиков в крайнем случае могут избить, а дамы… Поэтому здравомыслящий руководитель, как бы это не было грустно, должен ограничивать себя в дамском обществе. Если, конечно, он идет в поход со взводом десантников, тогда можно брать и трех, и пять дам. Если нет, одна, максимум две. Их еще возможно “вывести из-под огня”.
Руководитель должен четко до того, еще дома, вбить в их очаровательные головки следующие истины: а) дамы должны четко выбирать – или они слушаются и все свое кокетливое непослушание, желание “красиво” выглядеть на фото и все прочие глупости они оставляют дома, либо дома остаются сами; б) очень хорошо срабатывали расписанные зеленкой лица и постоянные почесывания – местные бояться болячек, а на вопрос, что с ней, хорошо звучит – “А черт его знает, заболела чем-то, мы с ней даже с одной миски есть боимся”; в) каждая участница - “жена” (лучше “сестра”, “племянница”) кого-то из мужского состава группы; г) женщина ни в коем случае не должна проявлять “героизм” и пытаться вмешиваться в ход событий. Единственное, что она обязана сделать, в случае конфликта – слушаться своего руководителя – это раз, а второе - постараться исчезнуть и спрятаться, и ни в коем случае не пытаться, даже в очень острые моменты, героически выскочить из кустов и кричать “Ах, мальчики, что вы делаете, прекратите друг друга мочить!!!”. В этом случае она подставляет своих товарищей под очень опасные моменты; д) изначально, в ситуации прихода местных вечером в лагерь, если ее еще никто не видел, лучше чтоб и не видели вообще. То есть палатка, в которой живет женщина, желательно ставится входом к лесу или что там есть. Даме лучше тихо лежать под спальником и, если она слышит, что беседа затягивается, взять пуховочку, незаметно выползти из палатки и посидеть пару часиков в кустиках. Если ее видели, – больна, очень больна, в палатку, спать, а далее - см. выше.
В случае экстренной эвакуации надо бросать все и уносить ноги. Не жалейте тряпки! Я понимаю, когда все эфемерно, никому ничего не жалко – а когда дело доходит до дела, у участников могут возникнут приступы жалости к своему снаряжению. Все понятно, все мы люди не богатые, но … Вот тут важная роль руководителя – еще до похода создать психологический настрой группы. Если группа экстренно эвакуируется, лучше всего уходить не вверх, в горы, а вниз в поселок. Вверху много шансов, что догонят и убьют. Вверху у местных гораздо больше шансов вас вычислить – все-таки они МЕСТНЫЕ. А внизу – там все-таки власть, закон, и что бы вы ни думали, милиции они бояться и мочить посреди поселка вас никто не станет. И при любой ситуации – помните, что знание - это ваше оружие. Чем больше вы будете знать о том месте, куда вы идете – тем менее у вас шансов нарваться на неприятности. Знание, например, имени местного участкового, может сыграть немаловажную роль. Доброта и внутреннее достоинство каждого – ваше оружие. И самое главное – восхищайтесь Кавказом! Уважайте и любите его. Знайте его. Будьте сильными. Чувствуйте его всей своей душой – и вы сможете быть там именно гостями, а не чьей-то добычей. Запомните одно, что, быть может, уже невольно проскальзывало в моем повествовании – вся ответственность, все самое основное – лежит на руководителе. От того, КАК руководитель смог подобрать группу (а это тоже показатель значимости руководителя) зависит то, с чего мы начали наш разговор: “Мы вернулись по домам, каждый со своими мыслями, выводами, удачами, победами, кто-то с разочарованиями и потерями – но… мы вернулись домой. И значит – основная и главная задача любого путешествия выполнена. Все живые и здоровы. И надо чтоб так было всегда”. И еще – я очень не хочу, чтоб моя статья кого-то обидела! Мне очень тяжело было поднимать эту тему – но есть такое слово НАДО. Надо, потому что такова реальность. Я прекрасно понимаю разницу между ВСЕМ НАРОДОМ и его негативным меньшинством, а такое меньшинство есть в любом народе. Я прекрасно понимаю, какие неоднозначные чувства могу вызвать, но если это поможет хоть одному человеку – этот опыт и его описание имеют право на жизнь.
Автор: Ольга Неподоба, г. Краснодар Человеческий фактор: взгляд в себя Когда начинаешь что-то делать – разумно задать себе вопрос: “Зачем?”. Если конкретного ответа мгновенно не появляется, возможно, затея бессмысленна. Принимая решение продолжать разговор о человеческом факторе - о поведении горовосходителя в “человекоопасной обстановке” - я, естественно, задала себе этот вопрос. Так вот: я хочу вызвать на разговор тех, кто молчит. Зачем? Очень симптоматично: предыдущая статья вызвала многочисленные отклики, порой самого полярного содержания, НО … намертво молчат все, в том числе, обкраденные под пос. Верхняя Балкария! Молчат все, у кого были неприятности с девушками и прочими молодецкими играми в замечательных живописных долинах западнее и восточнее горы Эльбрус! Хотя по моим скромным представлениям и по откровениям самих “игроков”, их было ох, как не мало за последние лет эдак пятнадцать! Зато - активно самовыражаются те, кто ЕЩЕ не попадал, не влипал, не получал
Может, автор подозрительно часто попадала в нехорошие обстоятельства? Может что-то не так? Сказывается и просто статистика: 3-4 похода в год регулярно уже более 10 лет в самых разных местах Кавказа. Во-вторых, те немногие случаи… они оказались слишком хорошими учителями, чтобы о них забыть. Многим непонятна ситуация со стрельбой и погоней, описанная в предыдущей статье. Напомню: мы сели за стол с местным, с которым нас связывала многолетняя дружба; на его защиту и покровительство мы - полагались. А он – не стал ложиться ради нас на амбразуру. Увы, грустную улыбку вызывают у меня и у остальных участников тех событий, фразы о том, как можно было иначе уйти тогда от проблемы, “мудрые” советы и прочее… Единственное, что можно было тогда сделать – это не приходить туда вообще! Но мы шли к своим ДРУЗЬЯМ, мы на склонах Эльбруса мечтали о том, как придем в родной “Узункол”, как нас встретят, как будут петь песни, угощать горячим домашним хлебом… Мы шли туда с самым открытым и добрым сердцем, которое только можно представить! В том, что произошло дальше – можно найти целую кучу нашей вины, ошибок, просчетов, но мы нормальные люди, не параноики, мы не ждали предательства и не таили камня недоверия за пазухой. Нас было пятеро и одуревшая от алкоголя и беспредела вооруженная толпа. Которая вообще адекватно беседовать была не способна. И кстати – то количество оружия и боеприпасов которое было у них c собой, хватило бы на небольшую войну… Не думаю, что все это они привезли для борьбы с малочисленной группой самого обычного турья. Не забуду удивленные глаза участников черкесской акции протеста на границе со ставропольем (они поставили пикет на трассе с требованием немедленного присоединения к Ставропольскому краю, когда карачаи забузили), такое же удивление воронежских омоновцев из оцепления – “А КАК ВЫ ВООБЩЕ ВЫБРАЛИСЬ оттуда???”. Кстати – акция протеста была организована очень цивильно, варили еду для всех, угощали, костры жгли, чтоб люди грелись, НИ КАПЛИ АЛКОГОЛЯ (очень характеризует). Увидев, в каком состоянии мы, и особенно наша героическая машина – нас единственных пропустили через пикет – разъехались “Камазы” преграждающие дорогу и нас отпустили домой с миром. Другая мысль гложет меня иногда – в альплагерь “Узункол” мы приходили очень часто в процессе походов. Это была наша обычная “перевалочная база” - заброска, дневка, друзья, взаимные небольшие подарки, общение. Но до 1999 г. наша команда была, мягко говоря, с переизбытком физически сильных, здоровенных мужиков. В мае 1999 мы прибыли туда впятером, из которых двое были больны, женщина и один мужик просто слабоватый от природы (ну не боец, бывает!)…
Так вот… Может, дело было не только в выборах президента, в принятой дозе “озверина” … Может, просто почуяв СЛАБОСТЬ … зверь решился напасть??? Может, это могло случиться и 1996…, и в 1998…? Задним умом все крепки… Вспоминая предыдущие годы мы поняли – прощупывали и раньше, прощупывали, но момента подходящего не было. Почему не привожу общую статистику? Мы не считаем этичным касаться чужих событий. И мы хотим, чтобы их участники – ПИСАЛИ САМИ. Осознанно и не боясь. Потому что только те, кто непосредственно участвовал в событиях может знать ПРАВДУ. Всё, что происходило на самом деле – а не тот “прилизанный” вариант, который рассказывается впоследствии. А вторая причина – многое было рассказано – “по секрету” и не считаю возможным предавать доверие людей.
Например, немного о достоверно известных нам случаях.... Так сказать непосредственно, не из общих информационных источников. Год 1992 – долина Маруха, Краснодарская группа, классический вестерн с погонями на лошадях, стрельбой, похищением девушек, а потом достойный героического эпоса спуск по долине заболевшего желтухой руководителя вдвоем с барышней. Неравная схватка этого руководителя, который едва стоял на ногах с пьянющим вооруженным чабаном… Год 1990(или 91) – Архыз, девочки (чуть старше школьного возраста) радостно принимают приглашение покататься на лошадях. Все девочки любят кататься на конях. Результат – думаю комментировать не стоит. Год 1994 – аналогичный сюжет. Год 1995 – группа из подмосковья, Гвандра, долго мы отпаивали спиртом пятерых ребят, после их ночных приключений, выражение глаз их двух девчонок я наверно до смерти буду помнить. Тот же 1995 год – во время “штормовухи” мы едва унесли ноги из под перевала Азау (в то же время группа из Харькова не смогла спастись на Хотю-тау) и спустились под вечер в Хурзук. Тут же налетели “стервятники” из числа местной пьяной молодежи. Кстати именно тот человек, к кому мы шли в гости в 1999 – тогда увел нас к себе домой, прикрыл… Год 1988 (кстати) – долина Верхней Балкарии, группа из Украины, (участник шоу – Руслан, главный герой событий 2003 г. см. предыдущие статьи) - две девушки изнасилованы, группа ограблена и избита. Ну, хоть этот добрый молодец – получил по заслугам, что не может не радовать. Год 1996 – 2000 – ряд аналогичных случаев в Карачаево-Черкессии, которые я не комментирую по причине обещания молчать. Год 1996 – 1999 – ряд событий с нашей командой. Эпизоды различной степени неблаговидности, которые завершились апофеозом – май 1999. В августе 99-го мы сходили в пятерку в Кабардино-Балкарию, умилились с того, что нас всего-то два раза чуть ограбили (один раз погранцы слопали заброску, сперли магнитофончик из машины, второй раз местные радостно нас угощая и общаясь, немного облегчили рюкзаки, совсем чуток) – посчитали это райским местом (было с чем сравнивать!). И больше до 2003 года не посещали эти живописные края. В 2003 пришли снова– см. предыдущие статьи. В 2002 прямо в номер гостиницы, в самом Нальчике, где поселились московские туристы ворвались бандюки и отобрали у людей деньги. Если надо – вот красочный пример – недалеко от Нальчика, год 2003, горячие озера, пансионат, многолюдное, популярное место. Украли и изнасиловали девочку-школьницу (ее отчима при этом избили и прогнали) – и ДЕСЯТЬ милиционеров НЕ СМОГЛИ ее отбить! Подчеркиваю – “не смогли”, а не “не захотели”. Потом девочку вызволили силовой акцией, зверье переловили по одному, сейчас сидят… Не хочу передергивать карты – но никто не обращал внимания на то, как в Приэльбрусье с легковых машин торгуют снарягой б/у? Как говориться – не пойман, не вор, но я хорошо знаю ассортимент сняряги из альплагерей (если допустить, что это просто распродают пункты проката)… Ну и я воздержусь от комментариев последних (хотелось бы чтоб слово “последних” - имело свой истинный смысл!) новогодних событий в Домбае… Все в курсе. После 1999 мы “передислоцировались” в Осетию и с тех пор наша статистика ничем не пополнилась. И как бы меня не упрекали в “несправедливом”, по отношению к остальным частям Кавказа возвышении Осетии – я повторяю, у нас лично, там не было ничего, даже приближающегося к неприятностям.
Немного из прошлого… Проверки на дорогах Итак, на дворе год 1989. Я и еще трое моих друзей (возраст 17- 20 лет) едем в альплагерь “Шхельда”. Проливной дождь. Мы на трассе голосуем. Вечереет. Подъезжает пожилой мужик на шикарной по тем временам “Волге” предлагает БЕСПЛАТНО подвезти до а/л. Это кажется подозрительным – отказываемся. Мужчина настоятельно не советует нам стоять на трассе – предлагает переночевать у него дома. Отказываемся: еще молодые, интуиция и опыт не работают. Через три часа стояния под проливным дождем гордости и благоразумия у нас убавляется…И мы садимся в первый остановившийся “Жигуленок” с молодежью. Машина забита под завязку – мешки в багажнике и на крыше, нас четверо плюс еще один джигит на заднем сидении, еще двое джигитов на одном пассажирском рядом с водителем – но это никого не смущает, мы смеемся, веселимся, все хорошо. Впереди горы, альплагерь, жизнь прекрасна! Естественно, где-то на полпути, темно, ночь, ни черта не видно за окном, машина “ломается”, перед нами извиняются и говорят, что сейчас подгонят другую машину и довезут! Через четверть часа подъезжает “Камаз” с неким количеством местных джигитов… Тоже все нормально пока – “Камаз” чего-то тоже не заводится (такой плохой машина, да?”. Ночь. Мы неизвестно где. Начинается веселье. Вкратце сценарий был прост. Пацанов запугали, напоили спиртным со снотворным, мне влили насильно водки (запрокинув голову и разжав рот), я поняла, что что-то подмешано, потому что мне мгновенно стало плохо, я прижигала себе окурком ладонь, чтоб не спать, потом сымитировала рвоту и выскочила из машины. Спряталась на дереве. Просидела до утра. Искали всю ночь – до сих пор помню, давила в себе смех, все напоминало кино про немцев. Я сижу прижавшись к стволу дерева а по лесополосе бродят двуногие шакалы и орут “Оли… Вихади. Ми тэбэ ничего не сдэлаем…”. На рассвете я увидела нашего хлопца который шел и звал меня. Я, естественно, слезла с дерева и попалась: парень шел под стволом… Еще сутки нас провозили по окрестностям. Чего там только не было! Но мы были еще те детишки, уличные, в хорошем смысле этого слова, и “разводить” умели, и за себя постоять обучены. А сначала были шок, страх и бездействие. Знаете, что спасло? Тот пожилой мужик на “Волге”. Картина нашего “освобождения” была красивая: подъезжают несколько шикарных машин, выходят пожилые люди, о чем-то говорят с нашими похитителями – забирают нас и отвозят к альплагерю без денег, без еды, без снаряги. И на прощанье говорят, чтоб мы больше так никогда не делали.