Шишкин Иван Иванович

Шишкин Иван Иванович - разговоры

  Медицина и здоровье Луи Броуэр "Фармацевтическая и продовольственная мафия"
Луи Броуэр Фармацевтическая и продовольственная мафия В предлагаемой книге известный французский ученый, доктор медицинских наук Луи Броуэр на основе неоспоримых фактов доказывает, что современной медициной руководит небольшая, но всемогущая группа олигархов, стоящая во главе крупных химико-фармацевтических компаний, которой удается, благодаря колоссальным финансовым средствам, подбирать нужное правительство, политиков, глав лечебных учреждений. Автор приходит к ошеломляющему выводу, что воротилы химической, фармакологической промышленности и агропромышленного сектора подготовили что-то похожее на заговор, который можно сравнить с настоящим геноцидом: чем больше больных людей, тем больше процветают олигархи, руководящие медициной западного мира. И ни одно из правительств, к какой бы нации оно не принадлежало, никогда не рискнет поставить на карту экономическое и политическое равновесие своего государства ради сохранения здоровья сограждан. http://sovremennik.ws/2008/06/08/farmacevticheskaja_i_prodovolstvennaja_mafija.html

Ответов - 29, стр: 1 2

Кто не говорит правду, когда она ему хорошо известна, становится сообщником фальсификаторов и лжецов Шарль Пегий ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ Вопреки сложившемуся у вас мнению эта монография написана не с целью борьбы с аллопатической медициной" и ее критики. Я старался оставаться объ-ективным. У меня не было желания высмеивать многочисленный медицинский корпус, уверенный в своем высоком предназначении, увязший в совершенных ошибках, которые могут привести его к полному исчезновению. Этот медицинский корпус уже потерял свое человеческое лицо, но остается при этом высокомерным и агрессивным и заслуживает больше сожаления, чем порицания. Он замкнулся в самом себе, что частично объясняет тот образ, кото-рый он сам себе создал, переходя от корпоративных объединений, что было ему все время свойственно, к широкому промышленному производству, в котором каждый видит себя частицей производства и что соответственно отражает его специфику. Подобная оценка больше всего подходит к терапевтам как наиболее многочисленной категории врачей этого медицинского корпуса, а также к неко-торым хирургам.
Терапевты, как бедные предки этого медицинского корпуса, находящиеся сейчас в постоянном поиске какой-то нереальной лечебной истины, являются сторонниками ошибочных и опасных лечебных методов. Капиталистическая система, создав все предпосылки для установления единой монополии лабора-торий, надеялась, что лаборатории постепенно начнут исчезать, растворившись в мелких кабинетных группах, или постепенно начнут попадать под контроль государственных органов. Этого момента следует опасаться, так как уход за больными может полностью прекратиться, как будто бы эти несчастные прихо-дят не за лечебной помощью, а в приют за своей похлебкой. Убедительным до-казательством этому может служить ситуация, сложившаяся в Испании и Вели-кобритании. Подобная ситуация имеет и оборотную сторону медали, так как нужно при-знать, что до сегодняшнего дня пациенты были в более выгодном положении, находясь под опекой органов социальной защиты, которые предоставляли боль-ным 100 % компенсацию за консультации, процедуры, обследования и лекарст-ва. И это в условиях либеральной системы, позволяющей увеличение количест-ва консультаций, обследований и приобретаемых лекарственных препаратов!
С помощью социальной защиты отдельные пациенты, постоянно полу-чающие помощь в порядке социального обеспечения, стали злоупотреблять предоставленным им правом получения лечения по самым низким ценам. А от подобного безответственного поведения пострадала преобладающая часть насе-ления страны. Как медицинский корпус, так и фармацевтические лаборатории, аптекари и свободно практикующие медики хорошо нагрели руки на подобной ситуации. Вполне вероятно, что такая идиллическая ситуация не могла продолжаться дли-тельное время. В течение 2 — 3 лет государство стало принимать меры по со-кращению размеров выплат за оказанные медицинские услуги и приобретенные медикаменты. Бывшие постоянные пациенты вынуждены теперь тратить свои собственные средства и намного реже посещать врачей, что еще больше обост-рило современный кризис медицинской отрасли, которая начала перепрофили-роваться, стала более некомпетентной и допускающей серьезные ошибки при лечении. Медики-аллопаты в конечном итоге станут жертвами двух обстоятельств. С одной стороны, капиталистической системы, поддержавшей монополию ла-бораторий и создающей условия для падения спроса как на эту категорию вра-чей, так и на их профессию в целом, с другой — неизбежного сползания к од-ному из видов коллективизма, противоположности либерализму, который под-рывает основы государственности и коллективизма.
Таким образом, следует полагать, что натуральная медицина, альтернатив-ная или нетрадиционная, авторитет которой сильно возрос в последние 10 лет, будет и в дальнейшем преуспевать по сравнению с аллопатической медициной. Настоящая монография, по сути, представляет собой произведение, на-правленное на борьбу против фармацевтических лабораторий. Из-за финансо-вых соображений невозможно издать книгу, содержащую более чем 400 стра-ниц текста, цена которой была бы доступной широкому кругу читателей. Если бы это было возможно, монография состояла бы более чем из 600 страниц. Дей-ствительно, чтобы рассказать обо всех практических делах производителей ле-карственных препаратов, обо всех несчастных случаях за последние 20 лет из-за употребления опасных медикаментов, потребовалось бы более чем 400 страниц. А ведь лекарства, прежде чем попасть в реализацию, получили соответствую-щее разрешение. Полный список медикаментов, употребление которых уже привело к несчастным случаям и которые были изъяты по этой причине из употребления, представляется трагическим фактом. Такой трагический исход от употребления отдельных лекарств стал настоящей сенсацией, это было широко освещено в средствах массовой информации. И, несмотря на это, непомерно длинный перечень опасных лекарств уже запущен в оборот. Они приводят к фатальному исходу постепенно, их последствия еще неизвестны, а потому и не вызывают никакого интереса у прессы. В моей книге "Черное досье синтетических лекарств" (издательство "Анкр", 1990 г.) я ссылаюсь на исследования, сделанные по 330 химическим субстанциям, входящим в состав 1400 патентованных лекарств. Когда известно, что на рынок лекарств поступило более 10 тыс. наимено-ваний лекарств, в том числе больше 1000 различных пилюль, тогда легко можно понять, что более глубокое исследование потребовало бы многих лет работы и вызвало бы необходимость написания многочисленных томов научных трудов.
В качестве заключения я хочу, чтобы вы хорошо усвоили следующее: — все медикаменты должны рассматриваться как потенциально опасные; — производители лекарств руководствуются исключительно получаемыми от продажи доходами; — аллопатическая медицина полностью зависит от фармацевтических ла-бораторий; — лаборатории и аллопатическая медицина находятся под государствен-ной защитой, так как их интересы во многом совпадают; — любое научное открытие в области общей медицины или внедрение но-вого оборудования в этой сфере работает на систему, созданную тремя партнерами (лаборатории, аллопатическая медицина, государство), и обречено на неудачу, даже если оно признано самым эффективным; — ради поддержки этой системы трое партнеров идут на сокрытие резуль-татов испытаний или лечения, на постоянную дезинформацию широко-го круга населения, крупные махинации, стараясь таким образом избе-гать давления со стороны специальных групп, составленных из сотруд-ников общественных учреждений, журналов, прессы, телевидения, уни-верситетов и других научных изыскателей. Многие находят в этом свою выгоду, кроме тех, кого все это касается непо-средственно: больных и общества в целом. Можно согласиться с тем, что обще-ство западного типа, несмотря на высокий уровень цивилизации, пребывает в состоянии приверженности к необычным явлениям и извечной веры в чудеса. Больной ожидает от лекарства чуда, рассматривает его как магическое вещест-во, которое должно вылечить немедленно. При этом он не делает над собой ни-каких усилий, чтобы понять причины своего недуга и приступить к его лечению природными средствами, которые требуют большей затраты времени и больше терпения.
Подобное потребительское общество бесповоротно движется к своей гибе-ли, так как оно способствует появлению следующих категорий населения: — больных, состояние которых неуклонно ухудшается вследствие посто-янного приема опасных для здоровья медикаментов; — личностей, которые становятся больными в результате потребления транквилизаторов и антидепрессантов, вакцин и антибиотиков, угне-тающих иммунную систему; — родителей, которые передают своим детям гены, подвергнутые дейст-вию токсичных субстанций и различных вакцин. Таким образом, эти родители поставляют обществу хрупких существ, а также физических и умственных инвалидов, которых становится бесчисленное множество и которые представляют собой значительное бремя для общества. Продовольственная индустрия также принимает непосредственное участие в перерождении рода человеческого из-за технологического применения опас-ных химических веществ, внося дополнение к медикаментозному отравлению. Эти два источника опасного загрязнения ведут к созданию "взрывоопасного коктейля", который в свою очередь способствует быстрому распространению раковых заболеваний, а также других опасных болезней, еще не открытых за 50 последних лет, излечение которых не по силам никакой медицине.
"Лекарство порождает болезнь и нарушения в организме. Вследствие этого автоматически происходит деградация чело-веческого рода. Биологическая болезнь обостряется и прини-мает резко выраженный характер, санитарная ситуация резко ухудшается. Наступает такой этап, когда лечение становится источником различных пороков. Оно притягивает к себе клиен-тов; формирует такой тип личности, который остро нуждается в его помощи. Мы платим очень дорого за медицинский и соци-альный прогресс. Хотим ли мы, чтобы человечество состояло сплошь и ря-дом из неизлечимых пороков, бесполезных личностей, не мыс-лящих свое дальнейшее существование без медицины и ле-карств?". Жан Ростан
"На заре третьего тысячелетия все, что касается терапии, уже давно следует пересмотреть. То, в чем остро нуждаются сейчас медицинские работники, — это совершение интеллек-туальной революции, победа в которой создаст благоприятные условия для отказа от устаревших догм, ошибочных принципов и необоснованных притязаний. Аллопатическая медицина находится в глубоком заблуж-дении, если она питает надежду на свое дальнейшее сущест-вование, если будет лечить последствия, а не устранять при-чины болезни с учетом особенностей человеческого организма. Болезнь никогда не возникает случайно. Ее появление провоцируется самим ослабевшим организмом и лекарствами, которые воздействуют на живой организм только для того, что-бы его основательно раскачать и создать условия для появле-ния других болезней, чаще всего более серьезных, чем само изначальное заболевание". Доктор Луи Броуэр
БЕСЕДЫ Ничего не означающая беседа с одним французским министром Несколько месяцев назад среди участников одного международного сове-щания я случайно встретил министра охраны окружающей среды одной из стран Европейского сообщества (ЕС). Министр не смог присутствовать на кон-ференции, которая была организована мною в утренние часы для отдельной группы медиков и физиков, прибывших из различных стран мира. Доктор Броуэр: Господин министр, как Вам, вероятно, известно, в 1990 г. я учредил Ассоциацию борьбы против пищевого и медикаментозного загрязне-ния, которая в настоящее время объединяет более 3 тыс. членов и к которой присоединились руководящие работники других родственных ассоциаций. По моему мнению, я правильно поступил, что создал такую Ассоциацию, и Вы не можете отрицать, что подобный вид загрязнения превышает по своей значимо-сти и опасности все остальные формы загрязнения. Я вхожу в состав Комитета директоров Международного общества врачей в защиту окружающей среды, членами которого являются более 7 тыс. медицинских работников. Комитет занимается также и другими проблемами загрязнения. (Комитет насчитывает сейчас более 45 тыс. членов.) Министр (с достаточно удивленным выражением лица): Нет, будьте так любезны, извинить меня за то, что я совершенно ничего не знаю о существова-нии этой Ассоциации... Примите мои поздравления... 3 тыс. последователей... Вы достаточно уверены в этой цифре? Можете ли Вы быть более точным и ска-зать мне, не идет ли речь об Ассоциации экологов? ... Экология — именно та область, которой я сейчас занимаюсь. Более 7 тыс. медицинских работников со всего мира занимаются вопросами загрязнения... Это довольно внушительная цифра... Доктор: Господин министр, речь идет не об Ассоциации экологов, как Вы думаете. Я и мои единомышленники боремся, прежде всего, за то, чтобы ней-трализовать всех тех, кто нагло оскверняет окружающую среду. Чтобы стала достоянием общественности грязная деятельность лабораторий по производству химической и фармацевтической продукции и, конечно, промышленников агро-промышленного сектора, которые в огромном количестве используют в своей деятельности токсичные химические субстанции. Министр (в большом недоумении): Но как Вы знаете, производители обяза-ны соблюдать правила, установленные ЕС. Кроме того, в самих государствах, являющихся членами ЕС, действует большое количество контролирующих ор-ганов, стоящих на страже здоровья потребителей...
Доктор: Я в этом не сомневаюсь, господин министр, но я могу привести Вам массу примеров, доказывающих, что подобный свод ограничений и подоб-ный контроль имеют лишь наблюдательный характер или вообще отсутствуют. Министр (с раздраженным видом): Возможно, не все так гладко, но со временем... Доктор (учитывая то, что министр в первый раз слышит о такой про-блеме, как продовольственное и медикаментозное загрязнение): Господин ми-нистр, я нисколько не сомневаюсь, что ваша служба уже проинформировала Вас о существующих проблемах продовольственного и медикаментозного загрязне-ния. А также о той опасности, которую они представляют для потребителей... (Я абсолютно уверен, что его службы ни разу не обратили его внимания на эту проблему...). Министр (с уверенным видом): Да, совершенно верно, совсем недавно на-чальник моей канцелярии обратил мое внимание на тот факт, что свиньи бель-гийского происхождения... Доктор (прерывая его): Речь идет не о свиньях или болезнях, которыми могли бы заразиться свиньи вашего государства... Министр (смущенно): А! Тогда о чем же идет речь? Доктор: Существует два вида загрязнений: те, о которых кричат средства массовой информации, и те, о которых умалчивают в целях сохранения некото-рых экономических интересов. Говорят об исчезновении так называемого озо-нового защитного слоя, в результате чего опасные солнечные лучи беспрепятст-венно проникают на Землю. О погибающих деревьях — жертвах прошедших кислотных дождей и выхлопных газах, исходящих от автомобильного транс-порта. Об отравлении горизонтов грунтовых вод вследствие неуместного разли-ва нитратных удобрений, пестицидов, фунгицидов и прочих химикатов для борьбы с сорняками, что делает невозможным потребление питьевой воды. Го-ворят о городских свалках, о загрязненном воздухе больших городов, содержа-ние в котором тяжелых металлов выше всех допустимых норм. Но все вышеска-занное это только цветочки. Это только видимая часть айсберга всеобщего за-грязнения. Я убежден, что Вы готовы продемонстрировать самую высокую го-товность к решению всех этих проблем, но согласитесь, что Вы никогда не слышали о продовольственном и медикаментозном загрязнении... Министр: Это правда, я действительно никогда не придавал этому особого значения.
Доктор: Действительно, подобное загрязнение более значительно и более опасно, так как потребители ежедневно усваивают совершенно спокойно и при полном доверии самые ядовитые химические субстанции. Конечно, существуют различные виды контроля качества продуктов питания, но можете ли Вы мне сказать о существовании подобного контроля медикаментов, которые в изоби-лии отпускаются врачами и свободно, без всяких рецептов продаются в апте-ках? Министр: Я Вам об этом уже говорил, существует контроль продуктов пи-тания... Что касается проблем медикаментов и проверки обоснованности их от-пуска больным, их безвредности — все это не входит в мою компетенцию. Для этого существуют соответствующие структуры... Это, скорее всего, относится к области работы моего друга X, министра здравоохранения и социальных вопро-сов... Это действительно меня не касается... Доктор: Господин министр, согласно моим подсчетам, каждый европеец ежегодно поглощает примерно 3 кг нитратов в виде субстрата, накапливающе гося во фруктах, овощах, мясе и т.д. В организме человека эти нитраты преоб-разуются в канцерогенные нитриты, вызывающие формирование раковых кле-ток. Добавьте к этому накапливающиеся в растениях субстраты пестицидов, фунгицидов (ядохимикатов для борьбы с грибковыми заболеваниями растений), добавки в продукты питания в виде красителей и консервантов и т.д. Добавьте к этому еще и химические субстанции синтетического или несинтетического происхождения, которые усваиваются организмом в виде лекарств. Не кажется ли Вам, что речь идет о каком-то "взрывоопасном коктейле"? Министр: Да, действительно, я этого никогда не предполагал. Но не могли бы Вы привести какие-либо доказательства, говоря о канцерогенных суб-станциях? Доктор: Знаете ли Вы, господин министр, что в течение 30 лет были про-ведены серьезные исследования, в результате которых составлен перечень упо-мянутых мною канцерогенных субстанций... В одном из городов существует даже научно-исследовательский центр онкологических заболеваний, который мог бы Вам сообщить перечень этих субстанций... Министр: Я не знал о существовании подобного заведения. Речь идет о ча-стном или государственном учреждении? Доктор: Речь идет об учреждении, которое финансируется государством. Министр (все более и более смущенный): Я изучу эту проблему с начальни-ком моей канцелярии...
Доктор: Знаете ли Вы, господин министр, что в госпиталях на одной из каждых 4 коек находится на лечении больной, болезнь которого вызвана чрез-мерным употреблением одного или нескольких видов лекарственных препара-тов и все это обходится очень дорого для государственной службы социальной защиты? Министр: Но это совершенно невероятно! Доктор: Однако все это именно так. В США одна койка из пяти занята больным с медикаментозным отравлением. Отмечается повсеместное увлечение выдачей "переполненных" рецептов пациентам в возрасте старше 65 лет. На отдельных рецептах зафиксировано 18 — 19 наименований выписанных ле-карств. Министр: Но почему же врачи допускают это? Доктор: Об этом следует спросить самих врачей. Я же только констатирую факты... Министр: Я обязательно обговорю данные проблемы с министром здраво-охранения, он, вероятно, в курсе подобного положения дел... Доктор: Вы в этом уверены, господин министр? В прошлом году я трижды просил аудиенции у главы канцелярии министра здравоохранения госпожи И., но ответа так и не получил. Министр: Это достаточно странно, как правило, каждая мотивированная просьба не должна оставаться без ответа... Доктор: Тем более что я изложил цель своего возможного визита на трех страницах... Я предостерегал против различных форм отравления продуктами питания и в результате лечения лекарствами химического происхождения... Министр: Вам, наверное, известно, что в 1992 г. Министерство здраво-охранения претерпело серьезные изменения. Доктор: Я не хотел бы утомлять Вас этой проблемой... (не имея больше ни-какого желания продолжать дискуссию по этой теме с министром). Ввиду того, что Вы — министр экологии, могу ли я позволить себе спросить Вас, на каких конкретных проблемах Вы сосредоточиваете свое внимание, чтобы со-хранить окружающую среду? Министр: В настоящее время главная проблема, которую я вижу для нашей страны, - это проблема с государственными и частными свалками, которые представляют собой настоящие очаги заражения под открытым небом. Необхо-димо издание соответствующих суровых законодательных актов... Невозможно дальше терпеть подобные неблаговидные действия... Доктор: Вы совершенно правы. Но могу ли я себе позволить заметить, что существует еще одна проблема, не менее серьезная. Это складирование отходов ядерной индустрии. Министр: Будьте спокойны на этот счет... Все меры предосторожности уже приняты... Руководители и эксперты учреждений, несущие за это ответствен-ность, заверили меня в том, что никогда не произойдет какого-либо инцидента, способного поставить под угрозу здоровье населения... Доктор: Хотелось бы в это верить. Вы, по всей видимости, целиком дове-ряете своим экспертам... Министр: Да, так оно и есть.
Доктор: Но кроме той проблемы с государственными и частными свалка-ми, какие другие проблемы стали перед Вами в последние месяцы? Министр: Они многочисленны. Не проходит и дня, чтобы мои сотрудники не сообщали мне о том или ином происшествии... К примеру, известно ли Вам, что целые жилые кварталы оккупированы полчищами термитов, которые под-тачивают несущие конструкции квартир? Знаете ли Вы, что поступление в про-дажу бензина, содержащего свинец, вызвало протест у населения? Хотя уровень продажи совершенно незначителен... Воздух городов продолжает загрязняться. Это вызывает сожаление. Жители городов не совсем благоразумны... Они не чувствуют за собой какой-либо ответственности... Существует также проблема сокращения числа зеленых насаждений и соответственно исчезновение озоно-вого слоя. Доктор: Вы действительно верите, господин министр, в подобные завере-ния об исчезновении озонового слоя? Министр: Конечно, я в этом уверен. Все эксперты единодушны в том мне-нии, что эта проблема вызывает всеобщую озабоченность. Я был в командиров-ке в Рио-де-Жанейро. Об этом много говорили... Ах, Рио! Я там провел замеча-тельные дни... Вы там были? Доктор: Нет, к сожалению, но я думаю, деятельность в этом направлении не приведет к каким-либо серьезным изменениям... Впрочем, эта тема подверга-лась серьезной критике со стороны отдельных ученых. И в дополнение ко всему этому значительное число неправительственных организаций не послали своих представителей на известный международный форум. Хотя именно эти организации выполняют чаще всего более серьезную работу и способствуют продвижению проектов по защите окружающей среды. Министр (авторитетно): Да, Вы совершенно правы, но членов этих орга-низаций мы можем рассматривать не иначе, как простых собеседников. Они не располагают достаточными финансовыми средствами, и поэтому именно за го-сударством остается право принятия окончательных решений и практических действий. Доктор: Господин министр, Вы только что говорили о свалках, проблемах озонового слоя, загрязнении окружающей среды, вызванном выхлопными газа-ми, сокращении зеленых насаждений и т.д. Не кажется ли Вам, что эти формы загрязнения представляют собой лишь незначительную, надводную, часть большого айсберга широкомасштабного загрязнения? Предполагая, что Вам удастся решить частично или полностью вышеупомянутые проблемы, Вы буде-те считать, что Вам удалось сделать полезное дело, но при этом Вы не укажете пути к решению не менее важной проблемы, если Вы не обратите внимания на то, что я Вам попытался сообщить. А именно то, что самой серьезной формой загрязнения является загрязнение продуктов питания и отравление медикамен-тами, которые напрямую проникают в живой организм. Другие формы загряз-нения возникают в результате различного рода аварий и имеют не прямое, а вторичное и не настолько серьезное воздействие на живые организмы. Не со-всем обязательно, чтобы все население было связано с общественными или ча-стными свалками, с выхлопными газами автомобилей, лишено благоприятного воздействия озонового слоя и т.д. И напротив, все население, особенно индуст-риально развитых стран, ежедневно и напрямую подвергается загрязнению про-дуктами продовольствия и медикаментами. Каждый день они употребляют пи-щу и достаточно часто лекарства... Предполагая, что Вам и Вашим коллегам удастся восстановить благоприятную окружающую среду и даже вновь создать райский уголок, свободный от всякого рода загрязнения, Ваши усилия будут сведены на нет, так как в этом райском уголке будет продолжаться деградация живых организмов — жертв поглощения токсичных химических субстанций. Министр: Вы говорите какими-то аллегориями.
Доктор: Совсем нет, господин министр. Та ситуация, которую Вы представляете себе как аллегорическую, стала реальной уже сегодня для населения самых высокоразвитых государств. Знаете ли Вы, что количество раковых заболеваний в последние 10 лет увеличилось на 30% и что рак поражает теперь и детей и не только самого раннего возраста, но и новорожденных, чего раньше никогда не было? Знаете ли Вы, что иммунная система человека становится все менее и менее устойчивой вследствие химического загрязнения и особенно частых вакцинаций? Это открытая дверь для более серьезных инфекций, подобных СПИДу... Таким образом, в воссозданном Вами райском уголке, среди великолепных лесов, журчащих чистых водоемов, при вдыхании самого чистого воздуха Вы найдете лишь агонизирующие живые существа, физических и умственных калек, развратников, наркоманов, больных раком, СПИДом, которые будут передавать свои больные гены детям, которые будут уже не в состоянии дальше выжить... Министр: Кажется, Вы слишком преувеличиваете... Доктор: Нет, это совсем не так. Знаете ли Вы, что в 1993 г. каждый третий европеец страдал хронической болезнью? Знаете ли Вы, что Ваша страна, достаточно высоко развитая, занимает 14-е место среди государств Центральной Европы по состоянию здоровья ее населения? Известно ли Вам, что Ваши соотечественники занимают 1-е место в мире по употреблению транквилизаторов и антидепрессантов — в 5 раз больше, чем в США? Это объясняет несколько феноменов, причина возникновения которых Вас интересовала: чем, к примеру, объяснить равнодушие отдельных граждан к избирательной кампании и рекордное число воздержавшихся во время голосования. Отдельные граждане стали постоянными получателями помощи в виде социального обеспечения и не прилагают никаких усилий, чтобы что-то изменилось в их жизни. Они потеряли всякую веру в свои собственные способности. Министр: Таким образом, Вы серьезно полагаете, что факт употребления транквилизаторов оказывает влияние на политическую жизнь общества... Доктор: Да, господин министр, разумеется. Среди населения Вашей страны насчитывается 4 млн. безработных. Эти граждане находятся в постоянном стрессовом состоянии... Они употребляют антидепрессанты и транквилизаторы для того, чтобы как можно легче перенести свое тяжелое социальное положение. Я не говорю о том, что все употребляют эти лекарства, но большинство из них так и поступают. Разве эти люди, исключенные самим же обществом из активной политической жизни, не будут разочарованы в политике? А медикаменты, которые временно облегчают пациенту его нелегкую жизнь, выпущены в продажу не для того, чтобы помочь клиенту выйти из охватившей его апатии, вызванной потерей наиболее важных вех в поиске спокойной жизни. Министр: Доктор, Вы по своей натуре настоящий гуманист...